Димитрий Дайбов (ager) wrote,
Димитрий Дайбов
ager

В поисках исхиапода. Нонконформист.

 

Василий очарован Джеком Воробьем и мифами о благородных пиратах. С Василием у меня нежное противостояние. Игровое. Бродячий поэт и принципиальный нонконформист, он избрал меня для участия в своей частной мифологии после разных донских приключений. И даже ранее, накануне второй экспедиции в детское евразийское поселение на Дону, когда я объявил, что намерен принять на себя образ Фридриха Барбароссы, дабы установить мир и навести порядок в Дубовом городе (про Дубовый город: http://ager.livejournal.com/17525.html#cutid1 ), Базилевс возмутился и  сказал, что «мы» будут бороться за независимость.

Во время поисков исхиапода, когда был основан город Анатолия, Вася возроптал, полагая появление такого поселения посягательством на устоявшуюся традицию саморегулирующейся колонии, но, выяснив, что количество и сила на стороне анатолийцев, превратился в странствующего поэта и подарил Анатолии гимн, написанный им по мотивам гимна России. Затем стал требовать себе портфель министра внутренних дел.   Диктаторская рука даровала ему должность архивариуса, летописца и что-то вроде должности министра информации.

Когда вернулись в место постоянного поживания в Подмоскву, мечта о независимости позвала Васю к пассионарной деятельности. Идея независимости-от раскрутила его творческий потенциал на сотворение новой реальности. Началось все с обмена дипломатическими посланиями, содержащими частью угрозы, частью приглашения к переговорам. Затем выдана была мне «повестка», в коей объявлялась революция и гражданская война. После объявления революции были продемонстрировано большое количество плакатов, призванных оформить идейно-эстетические реалии созданного Васей мира. Для меня эти плакаты стали проводниками. Через них (хотя и с гоготом) я запросто вошел в ситуацию иной, Васиной (частно-мифологической) реальности

Миф Василия питается увлечением «Пиратами Карибского моря» и изучением отечественной истории. Из «Пиратов …» он взял камзолы, «веселого Роджера», треуголки и пиратский кодекс. Из отечественной истории заимствованы были казаки с каракулевыми шапками и мечты о безграничной свободе. В этой своей свободной и фантастической реальности Вася может и хочет защищать весь мир от взрослого прагматического и прогрессистского насилия. Будучи нонконформистом понимает вполне, что каждому дорого свое – кому мечеть, кому синагога, а кому ино что. Вот и зовет к бунту против рационализации и утилизации.

Объединяющей энергией этих явлений (пиратов, казаков и свободолюбивых идей), разрозненных по времени, историческим реалиям и художественной образности стал конечно-же язык. Который Васька придумал сам. Со своей графикой и фонетикой. В мире этого языка возможно существование казаков-пиратов, пиратский кодекс переплетается с законами ушкуйников. Казак-пират может быть и нвалидом-ветераном занивалидевшем в боях за свободу. Появляется существо, которое по смысловой напряженности символа может сравниться с исхиаподом.

Да Василий и не ищет исхиаподов. Он их созает.

 

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 7 comments