Димитрий Дайбов (ager) wrote,
Димитрий Дайбов
ager

В поисках исхиапода. Дети и пустота.

Мысль о том, что в этих степях, желтых, жарких и бескрайних, должны обитать исхиаподы) пришла мне в голову еще в прошлом году. Я помню  сказал нашей МатьНаталье, когда мы ехали по степи в автобусе: «так и кажется, что навстречу выйдет сейчас исхиапод , как в «Баудалино».  В этом году, кто как, а я ехал, надеясь на встречу с одноногим жителем степей, добрым, разговорчивым.  Иначе говоря, хотелось дать таки ехавшим с нами детям чувство загадки, которое обыкновенно отсутствует в их современной жизни. Да и себе найти немного чудес.

Какие прагматичные и непрагматичные цели преследовали родители, привезшие сюда, на советско-античные руины, детей и какие планы строили приехавшие дети, сказать трудно. У меня отчетливое понимание того, зачем это все, прописалось в голове и чувствах после двух случаев.

Утром, после, молитвенного правила,  подходит   детдомовская девочка, лет 5-6,  смотрит в глаза и неожиданно прижимается ко мне. Глажу ее по голове. Она поднимает голову и спрашивает: «Почему на улице так холодно? – Погода такая – Ты замерзла? – Да.». Трогает мою руку. Ее рука действительно холодная-холодная. Беру ее лапки в свои, грею. Потом мы вместе выходим в трапезную и расходимся по своим местам. Так вот и ищут эти детдомовские девочки свою толику тепла у любого, кто не отводит глаз от их взгляда. Здесь они встречают как раз тех людей, которые съехали с привычного кружения по закоулкам городских дел, растерялись, а потому стали более открыты и приветливы, чем те, что окружают детей обычно. Взрослый, приехавший сюда впервые или уже который год подряд, в очередной раз может начать все заново в своей жизни, пусть это «заново» продлится всего три недели.

Не «заново», конечно, но по-настоящему, по взрослому  пожить могут здесь  дети. Второй случай. На мое воспитательское попечение были определены несколько отроков. Двое волгоградских, шестеро из Москвы и Подмосквы. Несколько ребят из этого сообщества были из вполне обеспеченных семей. Их жизнь была спланирована в достатке на много лет вперед. Они научились с достоинством избранников принимать блага. Они могли бы отдыхать где-то в хорошем месте, но судьба, определенная родителями, забросила их в пропеченную сорокоградусной жарой местность, где не было даже электричества. Каждое утро нужно было сделать, что-то для лагеря. Например, налить воду в умывальники. Муторная и скучная работа, воды не хватало, долго дожидаешься пока она наберется в твое ведро (а хочется побыстрее) В это время вокруг тебя мечутся многочисленные осы, при летающие на водопой к людям. Не удивительно, что пацаны отлынивали или откровенно ленились. И вот однажды я сорвался. Пока гвардейцы плелись за мной с пустыми пластмассовыми ведерками литров на пять, я, шагавший впереди петровской походкой, встретил детдомовскую девочку, худую и тонкую, которая тащила почти полное эмалированное ведро воды, для каких-то нужд. Еще несколько минут я поджидал подтягивавшихся ребят. И конечно забурлил. «Знаете, - говорю – почему эта девочка тащит ведро и почему она будет всю жизнь вот так пахать?» - «?» - «Потому, что у нее нет родителей, и ее работу никто не сделает! А вы как червяки, вас посадили в унавоженную землю. вы и едите, что под носом. И не о чем заботится не надо, все есть. Только знайте, когда-нибудь вас насадят на крючок. А вот этих девчонок пойди поймай. Потому что они живые, потому, что привыкли двигаться. А вы червями и останетесь если так будете относиться к общему делу…». Не помню чего там я еще говорил. Ребята вняли, но все по разному. Двое оскорбились и закрылись от меня, избегая общения. Остальные (может потому как помладше двух отказников) стали более живыми, все-таки их это пробрало. Именно в тот момент стало очевидно – этим детям больше негде научиться быть вместе, кроме как в затертом между оврагами детском городке.  Здесь отошли на задний план критерии «упакованности». Здесь была реальность жизни, в которой расчет - на мышцы, терпеливость и желание быть чем-то полезным. Здесь уплотняется натемпературенный воздух затекает в легкие как вода. Здесь жизнью скрипит едва не каждый сантиметр. Здесь действительно нет пустоты даже в повседневном бытии, посколько оно гиперреально и требует усилий реального тела. Здесь не попадается на глаза схема московского метрополитена, которая кажется поймала твои мысли как арканом и заставляет представлять мир  кольцевым дсижением от дела к делу.

Между тем я объявил в стенной газете о том, что где-то в степи кто-то видел исхиапода. «А он правда есть? Вы в это верите?» спрашивает Дема из моего отряда.  «Доказать, что его не существует пока никому не удалось».

 

 

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 3 comments